Назад
Главная

карта сайта

РЕВОЛЮЦИЯ

Собрание открыл директор предприятия, выступивший с шовинистической речью. Окончив речь, он взял на себя обязанности председателя, хотя собрание не уполномочивало его на это. Выступивший на собрании большевик С. И. Лапин сказал: «Есть ли это собрание? Или здесь имеют намерение сказать рабочим о том, что от них отбирают их заработанные копейки и только. Если это собрание, то мы требуем избрать председателя. Если же это приказ администрации, то от имени присутствующих здесь рабочих заявляю, что мы, рабочие, не начинали этой братоубийственной ненужной войны. Эту войну начали, по нашему твердому и непоколебимому убеждению, капиталисты в интересах тех же капиталистов. А если это так, то мы, рабочие, не имеем намерения даже косвенно помогать этой войне, хотя бы и под маской помощи «солдаткам». Раз война ведется в интересах капиталистов, то содержание и помощь «солдаткам» нужно давать только из кармана капиталистов, а мы, рабочие, — враги этой войны» '. Эта речь произвела большое впечатление и укрепила намерение рабочих ускорить забастовку. 19 апреля прекратили работу на Корсунских копях № 1, 5, 8 и на предприятиях Общества ртутно-угольного производства. Спустя некоторое время началась забастовка рабочих Щербиновского рудника, угольных шахт Бельгийского общества, Нелеповского рудника и ряда мелких шахт 2. Начавшаяся стачка охватила 25 шахт. Для руководства этой стачкой на собрании уполномоченных был избран стачечный комитет, в который вошли С. Лапин, И. Цыганков, М. Голдобин, И. Юрченко и другие. Активное участие в руководстве стачкой принимал П. Моисеенко.

Спустя несколько дней при комитете был создан совет по руководству стачкой, Б который вошли 36 представителей бастующих шахт и рудников. Совет обеспечивал согласованность действий и осуществлял оперативное руководство бастующими коллективами.

Рудничная администрация ответила отказом на предъявленные требования. Рабочие же продолжали решительно настаивать на их выполнении. 23 и 24 апреля на состоявшемся совещании представителей рабочих при Макеевском комитете большевиков было решено систематически организовывать митинги как в районном масштабе, так и на отдельных шахтах. На основе этого решения рабочие собирались почти ежедневно между Корсунскими копями № 1, 5 и ртутным рудником на многолюдные митинги. Здесь выступали ораторы с горячими речами и призывали крепить единство в борьбе, читались большевистские листовки и статьи из газеты «Социал-демократ». Члены стачечного комитета докладывали рабочим о ходе переговоров с администрацией. На таких митингах часто выступал П. А. Моисеенко. Обладая большим опытом стачечной борьбы, он пользовался популярностью среди рабочих и оказывал значительное влияние на их сплочение.

Для связи с рабочими других городов и получения от них помощи стачечный комитет на собранные деньги послал в Москву и Петроград уполномоченных П. А. Моисеенко и А. Б. Батова, но жестокие полицейские гонения не позволили петроградским большевикам поддержать бастовавших донецких горняков. Для обеспечения безопасности происходивших собраний и митингов рабочие выставляли охрану, вооруженную

охотничьими ружьями, обушками и топорами. Прибегнув к лживой версии о том, что под нажимом бастующих кочегары, электрики и механики намерены оставить работу, а это грозит затоплением шахт, екатеринославский губернатор приказал роте солдат, находившейся в Бахмуте, немедленно прибыть в Горловку для наведения порядка. Спустя некоторое время в районе забастовки уже находилось три роты солдат, 135 стражников и сотня казаков. Всего здесь было сосредоточено войск численностью в тысячу человек.


На правах рекламы: