Назад
Главная

карта сайта

ТАК НАЧИНАЛСЯ ГОРОД

Капиталистов меньше всего интересовали условия труда и охраны здоровья рабочих на промышленных предприятиях, здесь грубо нарушались элементарные правила безопасности, вследствие этого был массовый травматизм. На крупных шахтах Горловки в 1904 году число увечий на каждую Ш00 горняков дошло до 430, то есть почти каждый второй получал травму Велика была и смертность от несчастных случаев. На 10 тысяч рабочих она составляла 27 человек

Основная масса тяжелых увечий и гибель шахтеров происходили из-за обвалов породы, падения в ствол вагонеток, затопления шахт и отсутствия надлежащего проветривания подземных выработок. Трагический характер имели катастрофы, вызванные взрывом гремучего газа при использовании примитивных ламп, не имевших предохранительных сеток. 28 марта 1889 года на «Корсунской коли № 1» от взрыва газа, происшедшего по вине директора Плюнье и главного инженера Кноте, приказавших производить запрещенные горным управлением южной России работы, задохнулся в дыму от загоревшегося пласта угля 31 человек2. Штейгер Подкуй-ко, выполнивший приказ директора по проведению этих работ, поплатился лишь церковным покаянием, а основные виновники — директор и главный инженер — остались не наказанными.

В угольной шахте Александровского рудника 31 октября 1914 года из-за неправильного ведения проходки коренного штрека на глубине 100 метров произошел обвал породы, заваливший все выходы. Из 11 засыпанных рабочих к 4 ноября четыре были извлечены мертвыми. Работы по спасению остальных шахтеров велись медленно из-за отсутствия механизмов для погрузки породы, да и занимались этим лишь 3—4 человека. Все это привело к тому, что и остальные 7 горняков задохнулись без доступа свежего воздуха 3.

О своей страшной доле на капиталистических шахтах рабочие слагали песни, в которых звучала горькая тоска людей, измученных непосильным трудом. Ненависть к шахтовладельцам, полицейским и лавочникам-мироедам, безысходное горе — вот содержание этих песен. Недаром и назывались они «страданиями». Вот пример одного из них:

У шахтера душа в теле, А рубашку воши съели. Лезем в шахту со свечами, А смерть наша за плечами. Землянушка, ты землянка, Помутневшее окно, Мне ничуть не будет жалко Развалить тебя давно. Шахтер в шахту опустился С белым светом распростился. До свиданья, белый свет, Я вернуся или нет. Не менее опасным был труд на ртутном заводе, где ежегодно сотни рабочих отравлялись ртутными парами и газами. Об этом говорят факты ежегодного увольнения рабочих, потерявших трудоспособность. В 1901 году было уволено с завода 287 человек, в 1902 — 339, в 1903 — 416, в 1904 году — 624. При этом рабочих, терявших трудоспособность по вине предприятия, администрация увольняла без всякого вознаграждения и лечения.

Тяжелыми были условия труда и на Горловском машиностроительном заводе. Рабочим литейного цеха многие операции приходилось выполнять вручную. В цехах не было вентиляции, густой завесой стояла пыль, было душно и грязно. В котельном цехе рабочие часто глохли от сильного шума, возникающего при клепальных работах.


На правах рекламы: