Рождение ребенка

Во всех концах дома было разлито и владело всеми то же чувство, которое испытывала княжна Марья, сидя в своей комнате. По поверью, чем меньше людей знают о страданиях родильницы, тем меньше она страдает, все старались притворяться незнающими, никто не говорил об этом, но во всех людях, кроме обычной степенности и почтительности хороших манер, царствовавших в доме князя, видна была какая-то общая забота, смягченность сердца и сознание чего-то великого, непостижимого, совершающегося в данную минуту». (Л. Толстой. «Война и мир».)

Рождение человека — огромное событие для семьи, ожидаемое с радостью, надеждой и страхом. Еще задолго от разрешения родительницы от бремени молились за благополучный исход родов и желали заранее узнать пол и хотя бы отчасти будущую судьбу младенца. Древние гречанки взывали к богине родов Илифии, к Гере и Артемиде, римлянки — к богине-покровительнице брака Луцине и Юноне. В России покровительницами рожениц считались святая Анастасия Узоразрешительница и святая Анна, в день памяти которой (22 декабря) беременным полагалось поститься и запрещалось заниматься какой-либо работой.

Люди верили, что облегчение родильнице могла принести такая молитва: «Господь со мною, Господь оберегает меня, рабу твою (имярек), во дни и в нощи и на всякий час! Прошу и молю тя, Господи, через муку Твою святую, которую претерпел нас ради грешных, и кровь святую праведную юже излиял! Святой Пророче Предтече Господень Иоанн и все святые! Молите о мне, грешной, милостивого Бога дати ми дитя породить».

По внешнему виду беременной старались определить пол младенца. Такие бытовали приметы-наблюдения: если первые три месяца беременности легки — родится мальчик, тяжелы — девочка; плод — на правой стороне, если мать, сидя, протягивает ногу; коли хорошо ест всякую пищу — родится мальчик; если же охотно слушает песни, выставляет левую ногу, плод в левом боку и причуд много — девочка. Мать левой ногой выступает — мальчик родится, правой — девочка.
В старину считали также, что беременной следует избегать всего неприятного и безобразного. Не рекомендовалось глядеть на животных или уродов, которых она часто видела или пугалась. Это убеждение существовало и во времена Плиния (24-79 г.н.э.; погиб во время извержения Везувия, рим. госуд. деятель, историк, писатель) и Галена (129-199 гг.н.э.; греч. врач). Вот, что рассказывает Гален: «Я знал одного некрасивого мужчину, горбатого и довольно похожего на Эзопа. Боясь быть родоначальником такого же уродливого потомства, он приказал написать красивого, хорошо сложенного мальчика, и такую картину повесил в углублении кровати так, чтобы жена в известных случаях могла иметь ее перед глазами. Ожидание супруга увенчалось полным успехом: жена родила красивого мальчика, совершенно похожего на портрет, на который она смотрела в известных случаях».
В гельветических хрониках Семпта рассказывается, как одна римлянка, находившаяся в связи с папой Мартином IV, родила сына мохнатого, как волчонок, с длинными, как у хищного зверя, когтями. Объясняла она это тем, что у папы было много картин, изображавших различных животных. Во Франции существовала своя версия воздействия на плод: беременным женщинам рекомендовалось посещать Французский институт и смотреть на того ученого, чье поприще она желает избрать будущему дитя. Если она хочет, чтобы ребенок был геометром — пусть смотрит на бюст Паскаля (1623-62 гг., фр. философ, математик, физик), историком — на Сен-Реаля и т. д.

У русских рекомендовалось смотреть на месяц, а не на звезды, и уж как-нибудь постараться, чтобы ребенок не родился в день архангела Гавриила (8 апреля по н.с.), иначе будет уродлив. А уж зачатие в Пост… Можно смеяться над всеми суевериями, но смотреть на цветы, произведения искусства, слушать классику и читать книги, создающие хорошее настроение, будущим мамам явно не помешает.

Женщинам «в положении» не рекомендовалось также глядеть на огонь — у ребенка будет родимое пятно; находиться на кладбище и перекрестке; выходить из дома после захода солнца; подходить к строящемуся дому; расчесывать волосы по пятницам; сидеть на пороге дома, на полене и переступать через полено. Нельзя есть тайком — ребенок будет вором, есть на ходу — вырастет плаксивым, угощаться заячьим мясом — быть чаду пугливым. А чтобы не родилась двойня — нельзя вкушать сдвоенные плоды.

Для защиты от нечистой силы носили обереги — красные шерстные нитки, лоскутки и пучки разноцветной пряжи, которые завязывали вокруг пальца, руки, шеи, пояса.

«Если беременная полнеет или на вопрос, кого она ждет, конфузится, и ее живот во время беременности не изменяет своей округлой формы, то родится девочка. Наоборот, если она не смущается, когда ее спрашивают, кого она родит, и живот ее принимает острую форму «тычком», то ожидали мальчика».

По наступлении родов женщина прощалась с домочадцами и оставалась только с бабкой-повитухой. Для облегчения страданий развязывали все узлы на одежде и расплетали косу, отпирали в доме все замки и ящики. Если женщина сильно и долго мучилась, зажигали венчальные свечи перед образами (у Л. Толстого — во время родов маленькой княгини няня зажигает их перед иконой угодника), трижды водили вокруг стола, а мужа заставляли песок боронить. Иногда, чтобы ускорить разрешение от бремени, домашние неожиданно пугали роженицу, крича под окном «Горим! Пожар!». Если женщина мучилась родами двое-трое суток, просили священника отслужить молебен. После благополучного окончания родов повивальная бабка обрезала и завязывала пуповину у ребенка и обмывала его. Когда новорожденного купали в первый раз, в воду клали серебряные деньги для обеспечения богатства в будущем.

При рождении девочки воду после первого купанья часто выливали в малинник, т. к. малина у славян символизировала красоту. До сих пор сохранилось в языке выражение: «Не девка — малина!». После купания мальчика вода выливалась на перекресток дорог — на счастье. Существовал обычай принимать новорожденного в отцовскую рубаху, чтобы отец любил, и класть на косматый тулуп, чтобы был богат. Ребенка первому передавали отцу, который сам клал его в люльку и как бы прилюдно признавал своим детищем. В зажиточных семьях устраивались родильные столы, а крестьяне приготовляли особое пиво. Родильнице преподносили гости подарки, обычно деньгами, при этом приговаривали: «Калач на сосок, да мыла кусок». Почетное место на празднестве по праву принадлежало бабке-повитухе. Бабка походит, всему делу пособит. Бог — с милостью, а бабка — с руками.

У повивальных бабок был даже свой особый праздник «Бабьи каши», отмечаемый 8 января (в православном календаре это праздник «Собора Пресвятой Богородицы»; Пресвятая Богородица стала Матерью Бога, и тем самым получила право быть заступницей рода человеческого). В этот день благодарные отцы и матери приходили к повивальной бабке, неся пироги, водку и всяческую снедь, угощали ее и угощались сами.

Закончим рассказ о родах в старину пословицами: Деток родить — не веток ломить. Горьки родины, да забывчивы.

В наше время сложились новые традиции приветствовать появление на свет человечка. Узнав о рождении малыша, новоиспеченный отец посылает в больницу записку с благодарностью, фрукты, а разрешат — и цветы. Кстати, в старые годы, когда свято соблюдались все обычаи, детское приданое готовили заранее и обстоятельно; как свидетельствует литературное прошлое, будущие мамы старательно обшивали кружевами крошечные чепчики. Тем непонятнее суета и хлопоты, которые создают себе нынешние бабушки и молодые папы, покупая все необходимое за несколько дней перед выпиской мамы с ребенком. В день выписки отец в назначенный час непременно ждет — вот сейчас он получит из рук медсестры туго перевязанный розовой (девочка) или голубой (мальчик) лентой сверточек. Маме дарят ее любимые цветы. Следует помнить, что в комнату, где находятся мама и ребенок, цветы с резким запахом лучше не ставить. При рождении девочки принято дарить розовые и красные цветы (например, душистый горошек, полураскрытые сортовые и полиантовые розы, фрезии и др.). При рождении мальчика — синие или фиолетовые цветы (фиалки, анемоны), а при рождении близнецов — два одинаковых букета. Букетики должны быть круглые, коротко подрезанные, перевязанные белыми лентами с ниспадающими концами.

На смотрины гостей обычно приглашают через месяц, дав маме и новорожденному некоторое время окрепнуть. Гости несут с собой подарки малышу. Это может быть коляска (к примеру, купленная в складчину), одежка, игрушки. Прекрасный подарок — хорошая справочная книга, советы которой помогут вырастить и воспитать ребенка. На смотрины дарят цветы изящной формы и нежной расцветки. Здесь подойдут все мелкие цветы пастельных тонов, а также мелкоцветные пестрые, цветущие ветки яблони и вишни. Можно последовать примеру французов, которые преподносят в таких случаях цветочные горшочки с цикламенами, обернутые в серебряную бумагу, и букетики гвоздик.

Существует также добрый обычай приглашать гостей еще раз — «на зубок» — и дарить малышу серебряную ложку.

Советуем сразу же выделить «летописца», который станет отражать в семейной хронике все события жизни новорожденного. Чаще всего им становится дедушка, с удовольствием манипулирующий фотоаппаратом или видеокамерой, если таковые имеются. Начать лучше всего с фотоальбома «Наш ребенок». В него заносятся все сведения о ребенке: вес, рост при рождении, и фиксируются сперва крошечные этапы жизни маленького человека. Первая улыбка… первые шаги… первый праздник в детском саду… и первая партнерша (кавалер) по танцу, сосредоточенная, серьезная от ответственности пятилетняя девчушка… Школа, первый класс… Как приятно позже смотреть эти фотографии!

Дети, по словам народной мудрости, — «благодать Божья». Какое без них семейное счастье! «У кого детей много, тот не забыт от Бога!» — так говорили на Руси. Старые люди подавали молодоженам, лишенным детей, добрый совет: взять чужого ребенка-сироту «в дети», чтобы Бог простил, своих деток зародил. Счастлив отец в сыновьях, а мать — в дочерях. Но тут же и такое: Детки — деткам рознь.

Добрый сын — на старость печальник, на покой души поминщик. Но вот: Детки хороши — отцу-матери венец, худы — отцу-матери конец. От опечаленных детьми отцов-матерей пошли ходить по Руси такие поговорки, как: У кого детки-у того и бедки. Маленькие детки — маленькие бедки, а вырастут велики — большие беды будут. Но откуда они — плохие-то? Тут народная мудрость дает четкий ответ: Каковы батьки-матки — таковы и дитятки. Яблочко от яблони недалеко падает. Отец — рыбак, и дети в воду смотрят. Каков уродился, таков и пригодился. От одной матки, да не одни ребятки. Знать ворону по полету, скажется птица посвистом. Пуд мыла изведешь, а родинки не смоешь. Волком родился, лисой (овцой) не бывать. Не устанешь детей рожаючи, устанешь, на место сажаючи. Детушек воспитать — не курочек пересчитать. Дитятко, что тесто — как замесил, так и выросло. Или вот вещее: Не тот отец-мать, кто родил, а тот, кто вспоил, вскормил да добру научил. Однако: Глупому сыну и умный отец разума не пришьет. Или: В худом сыне и отец не волен: его крести, а он- пусти!

Родятся дети, по образному меткому народному слову — как грибы («от сырости»), растут — как «пшеничное тесто на опаре». Хоть и беден-беден иной отец, а все на тесноту от ребят редкий станет жаловаться, — словно памятуя заветное словцо дедов-прадедов, сказавших, что много детей бывает, а лишних никому Бог не пошлет. Худы ли, хороши ли — все свои дети. «Который палец не укуси — все больно!» — применяется к этому понятию наш детолюбивый народ. «И змея своих змеят не ест!», «Огонь — горячо, дитя — болячо!», «У княгини — княжата, у кошки — котята!», «Свое дитя — и горбато, да мило», — так писал писатель-этнограф А. Коринфский чуть ли не век назад.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *